Теоретико-методологические аспекты социологической диагностики идентичности чеченцев в полиэтнической среде тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 22.00.01, кандидат социологических наук Жемчураева, Седа Шахитовна

  • Жемчураева, Седа Шахитовна
  • кандидат социологических науккандидат социологических наук
  • 2010, СаратовСаратов
  • Специальность ВАК РФ22.00.01
  • Количество страниц 185
Жемчураева, Седа Шахитовна. Теоретико-методологические аспекты социологической диагностики идентичности чеченцев в полиэтнической среде: дис. кандидат социологических наук: 22.00.01 - Теория, методология и история социологии. Саратов. 2010. 185 с.

Оглавление диссертации кандидат социологических наук Жемчураева, Седа Шахитовна

Введение

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ

ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ЧЕЧЕНСКИХ МИГРАНТОВ

1.1. Этническая идентичность как предмет 16 социологического исследования

1.2. Генезис изучения конфессиональных и социокультурных 47 особенностей чеченского этноса: междисциплинарный ракурс анализа

Глава 2. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ РЕФЛЕКСИЯ 81 ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ КАК ФАКТОРА ФОРМИРОВАНИЯ МИГРАЦИОННЫХ ПОТОКОВ

2.1. Геополитическая ситуация на Северном Кавказе и ее 81 социальные последствия через призму теоретических конструкций

2.2. Основные критерии социологического анализа миграции 101 чеченцев

Глава 3. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА ИЗ ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

ЧЕЧЕНСКИХ МИГРАНТОВ

3.1. Современные межэтнические отношения в контексте 113 концепции толерантности

3.2. Субъективные факторы этнической идентификации 129 мигрантов в ракурсе векторного анализа Заключение

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория, методология и история социологии», 22.00.01 шифр ВАК

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Теоретико-методологические аспекты социологической диагностики идентичности чеченцев в полиэтнической среде»

Актуальность темы исследования. В современном мире многонациональность становится актуальной проблемой многих государств. На сегодняшний день насчитывается до 5 тысяч народов и немногим более 200 государств, большинство из которых являются полиэтничными образованиями. Отношения к людям разной этнической принадлежности в полиэтнических странах является одной из острейших политических, более того, моральных проблем, в значительной степени определяющих состояние гражданского общества, устойчивость государственной системы1.

Северный Кавказ является одним из самых полиэтничных и поликонфессиональных регионов мира. Неслучайно в ходе распада СССР именно здесь возникло больше всего вооруженных конфликтов, явно имеющих этническую окраску. К настоящему времени все конфликты потушены, но ни один не урегулирован до конца. Напряженная обстановка в зонах конфликтов, борьба за власть новых элит, жесткая конкуренция за экономические ресурсы, часто опирающаяся на этничность, непрерывно рождают волны этнических миграций в регионе. Быстро меняется этнический состав населения. Эти сложные процессы обостряют социальную обстановку как на Северном Кавказе, так и в принимающих мигрантов регионах".

Чеченская Республика на протяжении нескольких лет была охвачена военными действиями. По примерной оценке специалистов территорию республики только за 1994-2000 гг. покинули 480-550 тыс. человек . Под влиянием экономических, социальных, политических катастрофизмов развертываются серьезные перемещения групп населения, принадлежащих к одному этносу, причем характер перемещений варьируется от упорядоченного и планомерного до панического и эвакуационного. Обретение стабильных жизненных условий и перспектив благополучного

1 Шадже А.Ю., Шеуджен Э.А. Северокавказское общество: опыт системного анализа // http://www.kavkazonline.ru

2 По материалам сайта: http://www.migrocenter.rU/publ/konfer/m каукаг.рЬр

3 См.: Стабильность и конфликт в российском приграничье. Этнополитические процессы в Сибири и на Кавказе. М., 2005. этнического существования - такова цель, преследуемая переселяющимися группами или социоединицами (семьи, родственные объединения), которым приходится выстраивать собственную нишу в новой социокультурной среде, пройти необходимые стадии социальной реабилитации и адаптации1. Это сложный и болезненный процесс, вызывающий различного рода трудности, как для самих мигрантов, так и для этнического большинства и представителей иных этнических групп, проживающих в принимающем регионе. Стихийные мигранты не всегда оказываются готовы к столкновению с новой культурной реальностью. В процессе адаптации (дезадаптации) мигрантов важнейшую роль играет этническая и религиозная идентичность.

Для чеченцев; проживающих во многих регионах Российской Федерации, и для тех, кто выезжает заграницу, особенно остро стоит вопрос этноконфессиональной идентичности. На сегодняшний день чеченская диаспора в России насчитывает около 500 тысяч человек. В силу своего уникального геополитического положения Саратовская область приняла сотни мигрантов» из. Чеченской республики. Удобное географическое положение, благоприятные климатические условия, социально-политическая стабильность - основные факторы, обусловливающие привлекательность данного региона для мигрантов. В настоящее время чеченская диаспора в Саратовской области составляет более 17 тыс. человек.

В этой связи возникает необходимость изучения особенностей социокультурной И' этноконфессиональной идентичности чеченских мигрантов в полиэтнической среде. Этим обусловлен выбор темы, объекта, предмета, постановка цели и задач исследования.

Степень разработанностипроблемы. Этническая социология как самостоятельная,область знания сформировалась во второй половине XX в., опираясь на выдающиеся достижения в области социологии — труды М. Вебера2, Э. Дюркгейма1, П. Сорокина2 и др.'

1 Аствацатурова М.А., Д. Тэпс. Чеченская диаспора в России // Социологические исследования. 1999. №2. С. 60.

2 Вебер М. Избранные произведения / Пер. с нем. М., 1990. 4

В зарубежных странах начало этносоциологического направления положено У. Томасом и Ф. Знанецким в работе «Польский крестьянин в Европе и Америке»3, где основное внимание уделено анализу установкам индивида и группы, перемещающимся из своей традиционной в иноэтническую среду. Ими была разработана типология личности по характеру приспособляемости людей к социальному окружению.

Особое значение при рассмотрении этноконфессиональной идентичности имеет изучение проблем этносов, которые были предметом исследования разных исследовательских школ: эволюционистская школа рассматривала становление и развитие этносов как естественно-исторический процесс, происходящий по объективным законам (Дж. Лебок, Дж.-Ф. Мак-Ленан, Г. Спенсер, Э. Тейлор4); структуралистская школа, отрицавшая закономерный характер этнической истории (Ф. Боас, Л. Леви-Брюль, Ф. Ратцель, Г. Риккерт5); функциональная школа, рассматривавшая этносы как целостные структуры, отдельные элементы которых выполняют конкретные, жизненно важные для сохранения целостности системы функции (Б. Малиновский, А. Рэдклифф-Браун6); субъективистская школа, согласно которой основой существования этноса является его особый психологический склад, реализуемый в некоей «основной личности»,

1 Дюркгейм Э. Метод социологии. М., 1991; Дюркгейм Э. Самоубийство: социологический этюд. М., 1993.

Сорокин П. Социокультурная динамика и эволюционизм // Американская социологическая, мысль. М., 1996; Сорокин П. Общедоступный учебник социологии: Статьи разных лет. М., 1994.

3 Томас У., Знанецкий Ф. Методологические заметки // Американская социологическая мысль. Тексты / Под ред. В.И. Добренькова. М., 1994.

4 Лебок Дж. Начало цивилизации и первобытное состояние человека. СПб., 1871; Мак-Леннон Дж. Теория патриархата. М., 1971; Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. М., 1999; Тейлор Э. Первобытная культура. М., 1989.

5 Боас Ф. Ум первобытного человека. М.-Л., 1926; Леви-Брюль Л., Первобытное мышление, пер. с франц., М., 1930; Ратцель Ф. Человечество как жизненное явление на земле. М.: Книжное дело, 1901; Риккерт Г. Наука о природе и науки о культуре // Культурология. XX век. Антология. М., 1995.

6 Малиновский, Бронислав Избранное: Динамика культуры / Пер.: И. Ж. Кожановская и др. М., 2004; Рэдклифф-Брауи А. Структура и функция в примитивном обществе. Очерки и лекции. Пер. с англ. М., 2001. представляющей3 средний обобщенный тип в данном обществе, передаваемый от поколения к поколению (А. Кардинер, М. Мид1).

Методологические проблемы исследования? этносов! ш этнических отношений заложены- в работах Б. Андерсена, РЛ7. Абдулатипова, В.О. Арутюняна, Ю.В. Бромлея, Э. Геллнера, Л.М. Дробижевой, В!В; Коротеевой, 31В. Сикевич, В.А. Тишкова, С.А. Токарева .

Н.Г. Хайруллина в статье «Грани этнической идентификации»3 анализирует социологические аспекты этнической идентификации на примере татарского населения, проживающего в Тюменской области. Ю.В. Арутюнян в работе «Армяне в Москве»4 предлагает вниманию сравнительное исследование; которое проводилось в 1987 и 2000 гг., в результате которого были выявлены изменения национального самосознания представителей* армянского этноса за годы проживания, в: российской столице. В статье Г.В; Разинского «Евреи российской провинции: штрихи к социальному портрету»5 приводятся данные социологического исследования по изучению* этнической идентичности евреев, проживающих в- г. Перми. Проблемы толерантности этнически неоднородного сельского населения Алтайского края рассмотрены в статье Е.В:. Сысоева6. Специфику межэтнических и межконфессиональных отношений зачастую определяют особенности национального самосознания того или иного народа,, а также

1 Цит. по: История психологии в лицах: персоналии. Под общей ред. Петровского А. В. М., 2005; Мид М. Культура и мир детства. Сост. ипредисл.И.С.Кона. М., 1988;

2 Абдулатипов Р.Г. Парадоксы суверенитета: перспективы; человека, нации, государства. М., 1995; Дробижева Л.М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветском пространстве. М!, 2003; Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М;,Л997; Гумилев Л.Н. География этноса в исторический, период. Л., 1990; Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. М., 1989; Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983; Токарев С.А. Проблема, типов этнических общностей (к методологическим проблемам этнографии) // Вопросы философии. 1964. №11; Коротеева В.В. Теории национализма.в зарубежных социальных науках. М., 1999.

3 Хайруллина Н.Г. Грани этнической идентификации. Социологические исследования. 2002. №5. С. 125: .

4 Арутюнян Ю.В. Армяне в Москве // Социологические исследования. 2001. №11. С.13-21.

5 Разинский Г.В: Евреи российской провинции: штрихи к социальному портрету // Социологические исследования. 1997. №10. С. 36:

6 Сысоев Е.В. Толерантность этнически неоднородного сельского населения и типология ее носителей // Социологические исследования. 2006: №3. С: 71. 6 этнорелигиозные стереотипы, существующие в обществе. Данным проблемам посвящены труды таких авторов как Н.Г. Гумилев, С.В.Кардинская, Н.М. Лебедева, Н.О. Лосский, C.B. Рыжова, Н.Г. Скворцов, Г.В. Старовойтова, В.Ю; Хотинец1.

Анализом общих вопросов миграционной- подвижности занимались А.Г. Гришанова, В.А. Ионцев, В.М. Моисеенко, Б.С. Хореев, В.Н. Чапек. Важной проблемой является социальная адаптация мигрантов, ситуации с которыми сталкиваются вынужденные переселенцы. В этой связи известны работы Г.С. Витковской, Е.А. Мукомеля, Н.В. Мкртчяна, Е.А. Назаровой, A.B. Холода2.

Среди саратовских ученых, исследовавших проблемы миграций и национальных отношений в регионе, известны работы Е.А. Беляковой, Е.А. Бобылевой, Л.С. Гурьяновой, А.П. Зуева, Е.Е. Немерюк, O.A. Ожеговой, С.А.Рязановой3.

1 Гумилев JI.H. Психологическое несходство этносов // Психология национальной нетерпимости. Минск, 1998; Кардинская C.B. Конструирование дискурса этнической идентичности (интерпретативные модели удмуртской этничности). Ижевск, 2005; Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М., 1999; Лосский- Н.О. Характер русского народа// Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. М., 1991; Рыжова C.B. Этническая и гражданская идентичность в контексте межэтнической толерантности. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. социол. наук. М., 2008; Скворцов Н.Г. Проблема этничности в социальной антропологии. Спб., 1996; Старовойтова Г.В. Этнические особенности поведения и внешности в восприятии горожан // Этнические стереотипы поведения. Л.,1985; Хотинец В.Ю. Этническое самосознание. Спб., 2000;.

2 Витковская Г.С. Новые диаспоры в Центральной Азии: миграционный материал // Социологические исследования. 1999. № 2. С. 45-53; Мкртчян Н.В. Миграция и средства массовой информации: реальные и мнимые угрозы // Космополис. 2003. № 3(5). С. 108-115; Мукомель В.И. Миграционная и национальная политика в контексте мифов о миграции в полиэтническом регионе // http://www.migrocenter.rU/publ/konfer/kavkaz/m kavkaz041 .php; Назарова Е.А. Внешние мигранты в Москве и их влияние на современные социальные процессы. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. докт. социол. наук. М., 2010; Холод A.B. Особенности правового положения и интеграции мигрантов // Вестник Белгородского университета потребительской кооперации. 2005, Выпуск 1 (10). 276-282; Назарова Е.А. Межнациональные отношения и социальная адаптация мигрантов в условиях столичного мегаполиса // Этносфера. №№3,4, 2009. С. 4-7;

3 Белякова Е.А. Конструирование этнической идентичности в современной России.

Автореф. на соиск. уч. степ. канд. социол. наук. Саратов, 2007; Бобылева Е.А. Формирование этнорелигиозной толерантности в современной России (региональный аспект). Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. социол. наук. Саратов, 2005; Гурьянова Л. С. Трансформация миграционных потоков в современной России. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. социол. наук. Саратов. 2007; Зуев А. Русский исход. Саратов, 1996; 7

Анализ публикаций показывает, что проблема этнической идентичности чеченских мигрантов, разработана на уровне статей1. Однако в монографических изданиях данная' проблематика практически не представлена.

Цель диссертационной работы - выявление теоретико-методологических проблем изучения и конструирования идентичности чеченских мигрантов в современных российских условиях.

Для достижения поставленной цели в ходе работы необходимо решить комплекс задач исследования:

1. проанализировать' методологические основания изучения этнической идентичности в полиэтнической среде.

Немерюк Е.Е. Рынок труда и социально - трудовая мобильность. Саратов, 2003. Немерюк Е.Е. Миграция в процессе формирования современного российского рынка труда. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. докт. социол. наук. Саратов. 2007; Ожегова O.A. Феномен этничности в контексте понимающей социологии: теоретико-методологический анализ. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. докт. социол. наук. Саратов, 2006; Рязанова С.А. Этнополитические процессы в регионе (на материалах субъектов Российской Федерации Приволжского Федерального округа). Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. социол. наук. Саратов. 2003.

1 Аствацатурова М.А., Д. Тэпс. Чеченская диаспора в России // Социологические исследования. 1999. №2. С. 60; Винер Б.Е. Этническая идентичность у крупнейших меньшинств современного Санкт-Петербурга (по результатам полевого исследования 1997-1998 гг.) // Мир России. 1999. №1. С. 227-280; Волкогонова О.Д., Татаренко И.В. Этническая идентификация русских, или искушение национализмом // Мир России. 2001. №2. С. 149-158; Гаврилов Ю.А., Кофанова E.H., Мчедлов М.П., Шевченко А.Г. Сфера политики и межнациональные отношения в восприятии религиозных общностей //

Социологические исследования. 2005. №6. С. 56-69; Гительман Ц., Червяков В., Шапиро В. Национальное самосознание российских евреев // Диаспоры. 2000. №3; Гузенкова Т.С. Гуманитарная интеллигенция нерусской национальности в Москве: проблема идентичности // Мир России. 1998. №1-2. С. 199-226; Джуссоев Р.И. О национальной идентификации осетин // Социологические исследования. 2005. №9. С. 123-125;

Каландаров Т. Жизненные стратегии и проблема сохранения этноконфессиональной идентичности памирцев в иноэтничном окружении (на примере Москвы и Московской области) И www.centrasia.ru; Мчедлов М.П. Религиозная идентичность. О новых проблемах в межцивилизационных контактах // www.religare.ru/article34079.htm: Мчедлов

М.П., Гаврилов Ю.А., Кофанова E.H., Шевченко А.Г. Конфессиональные особенности религиозной веры и представлений о ее социальных функциях. Социологические исследования. 2005. №6. С. 46-56; Петров В.Н. Этнические мигранты и полиэтничная принимающая среда: проблемы толерантности // Социологические исследования. 2003. №9. С.84-91; Рязанцев C.B. Этнические мигранты на Ставрополье // Социологические исследования. 2000. №7. 111-116; Щитова H.A. Социально-экономическая адаптация мигрантов: пути и способы трансформации образа жизни // www.migrocenter.ru/publ/konfer/kavkaz/m kavkaz063 .php. 8

2. уточнить эволюцию; социокультурных и этноконфессиональных характеристик чеченского этноса в'междисциплинарном научном контексте.

3. провести анализ* этнополитической- ситуации на Северном* Кавказе как. фактора формирования миграционных потоков.

4. определить^ типы, особенности и детерминанты национального самосознания* чеченских мигрантов в России (на примере Саратовского региона).

5. проследить специфику внутриэтнических взаимоотношений представителей изучаемой общности.

6. выявить основные векторы социолингвистической, социокультурной^ и этноконфессиональной динамики национальной самоидентификации чеченского этноса.

Объектом исследования является* социальное конструирование идентичности чеченских мигрантов в полиэтнической среде.

Предмет, исследования — этноконфессиональные и социокультурные детерминанты- идентификации представителей чеченского- этноса в современнойРоссии.

Теоретике - методологическая основа* исследования* состоит, прежде всего, из общенаучных принципов и методов исследования: принцип системности, историзма, принцип дополнительности и преемственности, а также структурно-функциональный принцип анализа. В теоретическом плане исследование основано на идеях и концепциях классиков западной социологической мысли: теория идеальных типовг и «понимающая» социология М. Вебера, структурный функционализм. Э: Дюркгейма, концепция социокультурной динамики И. Сорокина1; социологических теориях отечественных классиков: генетическая социология

О 1

М: Ковалевского,, исторические взгляды В. Соловьева,, теория

1 Сорокин П. Социальная и культурная- динамика / Исследование изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и обществ, отношений. М., 2000; Сорокин П.А. Социокультурная динамика// Человек. Цивилизация. Общество: Пер. с англ. М.:, 19921

2 Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. М., 1890. Т. 1-2. Ковалевский М.М. Современный обычай и древний закон. М., 1886. Ковалевский М.М. Политическая 9 преемственности и дополнительности Н. Бердяева2; на трудах современных отечественных (В. Акаев, Ю. Арутюнян, М. Губогло, Л. Дробижева, Я

Г.Солдатова) и западных исследователей (Б. Андерсон, К.Касториадис, Э.Хобсбаум4), посвященных общетеоретической разработке подходов к феномену этноконфессиональной идентичности, изучению уровней национального самосознания и языкового поведения мигрантов в полиэтнической среде.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили результаты четырех авторских социологического опросов: «Особенности национальной самоидентификации чеченцев в иноязычной среде», г.Саратов, 2006 г., метод полуструктурированного интервью, 220 человек -чеченских мигрантов, отобранных по принципу «снежного кома»; «Социальная адаптация чеченских мигрантов», Саратовская область, 2006 г., метод анкетирования, 400 человек, отобранных по вероятностной квотной выборке; «Условия и факторы формирования этнической программа нового союза народного благоденствия. Спб., 1906. Ковалевский М.М. Этнография и социология. М., 1904. Ковалевский М.М. Сравнительно-историческое правоведение и его отношение к социологии. Сборник по общественно-юридическим наукам. Вып. 1. Спб., 1899.

1 Соловьев B.C. Русская идея // Россия глазами русского. Спб., 1991. С. 311-339.

2 Бердяев H.A. Философия свободного духа. М., 1994.

3 Акаев В.Х. Ислам: Социокультурная реальность на Северном Кавказе. Ростов-на-Дону -Грозный, 2004; Акаев В.Х. Чеченская национальная идея - какая она? Вайнах. 2003. №10; Акаев В.Х. Чеченское общество в поисках геополитической и социокультурной идентичности // Современные проблемы геополитики Кавказа. Ростов-на-Дону, 2001; Арутюнян Ю.В. О национальных отношениях в постсоветских обществах: межличностный аспект // Социологические исследования. 1999. №4. С.58-70; Арутюнян Ю.В. Об этнических компонентах российской идентичности // Социологические исследования. 2009. № 6. С. 38-44; Губогло М.Н. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки. М., 2003; Дробижева JI.M., Арутюнова Е.М., Кузнецов И.М., Рыжова C.B., Щеголькова Е.Ю. Российская идентичность в Москве и регионах / Отв. ред. JI.M. Дробижева. М., 2009. Дробижева JI.M. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветском пространстве. М., 2003; Дробижева JI M Толерантность и проблемы интеграции многокультурных сообществ // Вестник Института Кеннана в России. 2009. Выпуск 16; Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998; Солдатова Г.У. Психология беженцев и вынужденных переселенцев. М., 2001;

4 Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. Пер с англ. В.Николаева. М., 2001; Касториадис К. Воображаемое установление общества. - М.: Гнозис, 2003; Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. Спб, 1998. идентичности», Саратов г., 2008, N=100 респондентов,, отобранных по вероятностной квотной выборке; «Язык, как инструмент межнационального общения»,. Саратовская область, 2009 г.,. метод анкетирования, ^ 400 человек, отобранных по вероятностной квотной выборке. В' процессе работы использовался- вторичный- анализ опубликованных результатов социологических исследований, периодической печати, а также статистические данные Госкомстата РФ.

Научная новизна диссертационного исследования. на основе анализа современных и классических методологических подходов в- зарубежной и отечественной социологии выявлены гносеологические возможности различных ракурсов для комплексного исследования этноконфессиональной идентичности мигрантов в полиэтнической среде; предложена авторская интерпретация понятия «этническая идентичность», выявлена иерархия ее маркеров и критерии, отражающие уровень национального самосознания; охарактеризована роль эволюции социального развития чеченского этноса в самоконструировании его социокультурной и этноконфессиональной специфики; осуществлена социологическая диагностика методологической экспликации неоднозначной этнополитической реальности на Северном Кавказе как фактор волнообразного характера и разнонаправленности миграционных потоков;

- выявлены типы этнической идентичности чеченских мигрантов в полиэтнической среде и условия их формирования;

- на примере чеченских мигрантов Саратовской области раскрыта патриотически сакральная специфика внутриэтнических отношений; уточнено состояние, векторная« направленность и социолингвистические, конфессиональные и этнокультурные факторы национальной самоидентификации чеченских мигрантов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Анализ различных теоретико-методологических подходов (системного, генетического, стадиального, структурно-функционального, структуралистского, социокультурного, социально-антропологического, историко-темпорального) позволил, выявить необходимость комплексного подхода к анализу этнической идентичности, где важное место занимает историко-темпоральный подход, предполагающий учет отражения в массовом сознании наиболее значимых социально-исторических ситуаций, сказывающихся на формировании этноса. Он дает возможность более глубоко осмыслить социальные корни и генезис этничности через призму этноисторической, социальной, политической, социокультурной и конфессиональной памяти.

2. Этническая идентичность - чувство принадлежности индивида к определенной этнической общности через осознание себя частью общей материальной и духовной культуры, языка, ценностей, традиций, обычаев, исторического прошлого, территории происхождения, этнонима и религии. Этничность и религиозность для чеченцев являются тесно взаимосвязанными, взаимодополняющими, неотделимыми составляющими идентичности. Чеченская идентичность сегодня немыслима вне контекста исламской традиции. Религиозная идентичность чеченских мигрантов органично инкрустирована в этническую идентичность. Этноопределяющим критерием национального самосознания чеченских мигрантов является в большей степени происхождение, нежели желание человека или родной язык. Для них этнодифференцирующими признаками являются особенности национального характера, религиозная принадлежность, национальные обычаи и традиции. Анализ теоретических публикаций показал, что отличительной характеристикой идентичности чеченцев является их сакральное отношение к родине.

3. Междисциплинарный анализ теоретических разработок показал, что процесс становления социокультурного и государственно-политического развития чеченского общества происходил неравномерно, волнообразно и противоречиво. Развитие было осложнено социальными, потрясениями, катастрофами, насильственными миграциями, что. сказалось на социокультурных особенностях данного этноса: максимальная солидарность, сплоченность, ценность человека, свобода^ личности, преемственность, традиционность. При' этом выявлена разнонаправленность основных векторов формирования идентичности. Внутри общества он имеет вид -семья —» тейп —»этнос. Внешнеориентированный вектор имеет иной вид: этнос —»тейп —»семья.

4. В литературе этнополитическая ситуация на Северном Кавказе характеризуется наличием множества взаимосвязанных причин (экономические, исторические, геополитические, социально-политические, культурные, демографические), повлекших за собой дестабилизацию обстановки в регионе и, как следствие, огромные потоки миграции. Авторский анализ выявил поэтапный, разнонаправленный характер этого процесса.

5. Междисциплинарный подход к выявлению типа этнической идентичности демонстрирует ее позитивность, предполагающую доминирование принципа толерантности во взаимоотношениях. Однако социологический анализ выявил изменения идентичности, как в сторону этнической индифферентности, так и в направлении этноцентризма. Трансформации этнической идентичности являются следствием благоприятного или неблагоприятного взаимодействия мигрантов с полиэтничным окружением.

6. Специфическими характеристиками внутриэтнического взаимодействия чеченских мигрантов* в Саратовском регионе являются помощь и взаимовыручка, что свидетельствует о высоком уровне сплоченности. При этом в процессе самоидентификации мигрантов доминирует трансформированный внешнеориентированный вектор: конфессия —»этнос —»тейп —»семья.

7. Прослеживается высокая степень преемственности поколений и стремление к сохранению национальной самобытности чеченских мигрантов в полиэтническом окружении. По значимости и силе влияния на идентичность выявлена следующая иерархия факторов. На первом месте -социокультурные, -на втором — конфессиональные, на третьем социолингвистические.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в возможности использования теоретических и практических выводов в дальнейших исследованиях проблем теории и практики изучения уровня этноконфессиональной идентичности мигрантов. Выводы, имеющиеся в диссертации, могут быть использованы специалистами в области социальной защиты населения, миграционных служб, центров психологической помощи с целью повышения эффективности их работы с населением, в выработке стратегий разрешения межнациональных проблем. Материалы работы могут представлять интерес для общеобразовательных учреждений, техникумов, вузов при формировании программ обучения в области этносоциологии, социологии .религии, этнопсихологии, социологии миграций, социальной психологии и пр. Результаты исследования могут служить отправной точкой для дальнейшего изучения межнациональных отношений в полиэтнических регионах, для разработки программ, направленных на предотвращение и урегулирование межнациональных конфликтов.

Изучение социальных аспектов этноконфессиональной идентичности мигрантов имеет огромное значение для выработки оптимальной национальной политики, а также ее реализации. Научно обоснованная национальная политика в сочетании с устойчивым ростом экономики, укреплением демократических порядков в каждом регионе страны дает возможность избежать межэтнических конфликтов и гармонизировать межэтнические и межконфессиональные отношения.

Апробация диссертационного исследования. Результаты исследования обсуждались на ежегодных научных конференциях «Социальные проблемы региона глазами студентов» в 2004-2005 гг. (СГУ, Саратов); «Этноконфессиональная идентичность в реформирующейся России: социологический анализ потенциала межэтнической толерантности, конфликта и социальной интеграции» в 2004 г. (МГУ, Москва) «Проблемы идентичности в современном мире» 2007 г. (СГУ, Саратов); «Укрепление межнационального и межконфессионального единства в Южном федеральном округе - важнейший фактор российского федерализма» (Грозный); «Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества» 2005-2010 гг. (СГУ, Саратов); V Всероссийская научная конференция «Сорокинские чтения» 2008 г. (Москва-Саратов), «Этносоциология в России: научный потенциал в процессе интеграции полиэтнического общества» 2008 г. (Казань).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите кафедрой прикладной социологии социологического факультета Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав (состоящих из семи параграфов), заключения, списка использованной литературы и приложения.

Похожие диссертационные работы по специальности «Теория, методология и история социологии», 22.00.01 шифр ВАК

Заключение диссертации по теме «Теория, методология и история социологии», Жемчураева, Седа Шахитовна

Результаты исследования показали специфику межнациональных отношений в регионе (Таблица 2,3 Приложения ). Анализ наиболее значимых критериев дезинтеграции по национальному признаку показывает, что националистские тенденции имеют место в регионе, так как 27,5% опрошенных согласны с утверждением «Россия должна быть страной для русских». 22% считают, что национальность всегда будет дезинтегрирующим фактором. И, 15,7% не возражают против нарушений Конституции во имя порядка в стране (Таблица б, График 6 в Приложении).

Наиболее ярко черты национализма выражены среди жителей районных центров. Именно среди них более 50% опрошенных поддержали лозунги «Россия для русских», «Национальность всегда будет разъединять людей». Вероятнее всего это связано с тем, что в районных центрах наиболее рельефно отразился период массового переселения жителей стран бывшего СССР по сравнению с достаточно национализированными к тому времени городами. Что касается сел, они оказались наименее предпочтительными территориями эмиграции1.

Анализируя национальность как критерий интеграции людей, необходимо иметь в виду национальную структуру опрошенного населения (Таблица 5 в Приложении). Подавляющее большинство опрошенных составляют русские люди (89,5%). Среди опрошенных, помимо русских,

1 Региональные трансформации: социологический дискурс (мониторинг) // Региональные процессы трансформации ценностных ориентаций в ракурсе формирования идентификаций гражданского общества. Информационный бюллетень. Вып. 2. Под ред. Н.В. Шахматовой. Саратов, 2006. С. 29, 38.

121 представители шестнадцати национальностей, но они, в общей сложности составляют 10,5%.

По показателям, раскрывающим уровень национальной толерантности, отмечается не высокий процент. Так, 31,8% респондентов согласны с утверждением, что Россия должна быть страной для русских, 26,9% считают, что проникновение другого языка и культуры вредит России.

Несколько другое отношение жителей Саратова и Саратовской области по отношению к мигрантам (Таблица 2 в Приложении). С точки зрения проблем, связанных с трудовой деятельностью, большинство опрошенных считают, что мигранты отнимают рабочие места у местного населения (90,8%), в то же время, 78,8% согласны с утверждением, что они делают работу, на которую не соглашается местное население. В качестве отрицательного момента отметим, что, по мнению подавляющего большинства респондентов, мигранты усиливают конкуренцию за жилье (73,4%). Вызывает тревогу тот факт, что более половины опрошенных считают, что мигранты не уважают традиции, языка местных жителей, что может вызвать конфликтные ситуации в регионе. В то же время, только 2,3% согласны с утверждением, что они не соблюдают законы, местные обычаи. Более половины опрошенных (61,9%) считают, что мигранты вносят разнообразие в культуру1.

Дж. Берри и М. Плизент в своих исследованиях, посвященных проблеме этнической толерантности установили, что позитивная этническая идентичность может дать основание для уважения других этнических групп и выражения готовности обмена идеями, установками или для участия в совместной деятельности2.

1 Региональные трансформации: социологический дискурс (мониторинг) // Региональные процессы трансформации ценностных ориентаций в ракурсе формирования идентификаций гражданского общества. Информационный бюллетень. Вып. 2. Под ред. Н.В. Шахматовой. Саратов, 2006. С. 29, 38.

2 Цит по: Татарко А.Н. Взаимосвязь этнической идентичности и этнической толерантности в кросс-культурной перспективе // Журнал прикладной психологии. 2002. №4-5. С. 69.

Значительную роль этноконфессиональная идентичность приобретает в условиях глобализации. О процессе глобализации H.H. Федотова пишет: «Под глобализацией понимают процесс социальных изменений последнего десятилетия, заключающегося в формировании единого всемирного рынка, всемирной информационной открытости, появлении новых информационных технологий, а также в увеличении глобальной культурной связи между людьми и народами»1. Идентичность определяется здесь как некоторая устойчивость индивидуальных, социокультурных, национальных или цивилизационных параметров, их самотождественность. Идентичность выступает интегральным параметром и не сводится к социальным ролям. Ее ядро составляют традиционная, национальная культура. Для последней глобализация является сильнейшим испытанием2.

В глобализирующемся мире идентичность становится основным дискурсом, как науки, так и повседневной жизни. Во-первых, потому что расширяется потенциальное поле для взаимодействия культур. Во-вторых, потому что не только Россия, но и многие другие общества, народы и индивиды испытывают кризис идентичности. Проблема смены и поиска идентичности характерна как для стран бывшего советского блока, так и западных демократических стран; она, по-видимому, универсальна на этапе перехода, когда старые идентичности потеряли смысл, а новые еще не созданы.

В-третьих, видение глобализации и участие в ней зависит от того, в каком месте планеты о ней рассуждают. Одно дело, как ее представляют люди, говорящие по-английски и свободно путешествующие по всему миру, другое дело - человек, не покидавший своей страны и судящий о мире по телевидению, и совсем иначе — воспринимает глобализацию население в беднейших странах мира.

Федотова H.H. Кризис идентичности в условиях глобализации // http://courier.com.ru/homo/ho0603fedotova.htm

2 Федотова H.H. Кризис идентичности в условиях глобализации // http://courier.com.ru/homo/ho0603fedotova.htm

123

Важнейший источник идентичности — память. В ней заложены представления о победах после поражений, величии после уничтожений. И именно эти глубинные исторические аспекты сакрального начинают работать на формирование идентичности. Глобализация вызвала кризис идентичности. Сегодня поиск идентичности осуществляется не только на рациональном уровне, но и в форме сакрального — светского и религиозного. Источником соответствующих смыслов выступают локальные культуры1.

Мировая культура не может быть полнокровной, если в ней отсутствует «звучание» культуры каждого из народов . Как отмечал 3. Бауман: «.проблема, мучающая людей на исходе века, состоит не столько в том, как обрести избранную идентичность и заставить окружающих признать ее, сколько в том, какую идентичность выбрать и как суметь вовремя сделать другой выбор, если ранее избранная идентичность потеряет ценность. Главной и наиболее нервирующей проблемой является не то, как найти свое место в жестких рамках класса или страты, и, найдя его, сохранить и избежать изгнания; человека раздражает подозрение, что пределы, в которые он с таким трудом проник, скоро разрушатся или исчезнут»3. В условиях глобализации перед человеком постоянно встает задача воспроизводства сакрального уровня идентичности, восстановление сакрального при возможных и реальных разрушениях идентичности. В этом один из источников конструирования и обретения всех жизненных смыслов4.

В этой связи имеет смысл говорить об этноконфессиональной идентичности в глобализирующемся мире. Связывая понятия «ислам» и «исламская цивилизация», Г. Мирский5, пишет: «Этническая и национальная идентификация индивида, принадлежность к этносу, нации,

Федотова H.H. Кризис идентичности в условиях глобализации // http://courier.com.ru/homo/ho0603fedotova.htm

2 Джунусов М.С. О мере своеобразия национальных культур // Социологические исследования. 2002. №5. С. 125.

3 Бауман 3. Идентичность в глобализирующемся мире. 2003. С. 185-186.

4 Федотова H.H. Кризис идентичности в условиях глобализации // http://courier.com.ru/homo/ho0603fedotova.htm

5 Мирский Г. Исламская цивилизация в глобализирующемся мире // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №6. С. 29.

124 конфессиональному сообществу неразрывно связаны с осознанием того, что можно назвать общностью судьбы. Сюда можно отнести такие факторы, как солидарность, выкованная в многовековой борьбе с соседями, с врагами данной этнической или конфессиональной группы, мифы и воспоминания о героях и мучениках, о страданиях и победах. И, конечно же, речь идет и об общей культуре. Но эти факторы являются, по-видимому, необязательными для цивилизации, и лучшим примером может служить мир ислама. В сфере истории, политики, экономики и культуры трудно найти что-либо, что можно было бы назвать элементом, объединяющим весьма разные народы. Остается религия».

Ни одна религия в наши дни не привлекает такого внимания и не вызывает столько споров, как ислам. Его называют самой сильной и жизнеспособной религией современности. Ни в одной другой религии, наверное, нет такого процента верующих, страстно и самозабвенно преданных своей вере. Ислам ощущается как основа жизни и мерило всех вещей. Он привлекает все больше сторонников, многочисленные случаи перехода в ислам контрастируют с практически ничтожным числом перехода из него в другие конфессии. Простота и непротиворечивость устоев этой религии, отсутствие сложных интеллектуальных и метафизических конструкций, способность дать целостную и понятную картину мира, общества и устройства Вселенной — все это привлекает к исламу новые массы1.

Положение многочисленной исламской диаспоры в различных странах мира свидетельствует о том, что мусульмане, отстаивая свою идентичность, находятся в поисках социокультурной идентификации в нетрадиционных для них условиях. Признавая технологические и демократические достижения Запада, они сохраняют преданность своей религии, самоорганизовываются, создавая различные организации, отстаивающие свои духовные и культурные ценности.

1 Мирский Г. Исламская цивилизация в глобализирующемся мире // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №6. С. 29.

125

Мусульмане иммигрируют на Запад в силу различных факторов, среди которых — бедность и нищета, отсутствие возможности трудоустроиться, получить образование и повысить свой социальный статус в своих странах. Сегодня миллионы мусульман проживают в Германии, Бельгии, Франции, Дании, Швеции, Англии, США и в др. странах. Многие их них оказались здесь в результате деколонизации, ближневосточных конфликтов между Израилем и арабскими странами, исламской революции в Иране, войны между Ираком и Ираном, а также войн в Чечне»1.

Отдельного внимания заслуживает проблема социальной адаптации вынужденных мигрантов к иной культурной среде. Вынужденная миграция входит в число трудноразрешимых жизненных ситуаций. С полным правом ее можно отнести к числу экстремальных, когда перед личностью ставится проблема совладания со сверхсложными жизненными обстоятельствами, равносильная проблеме выживания. Ситуация вынужденной миграции требует от индивида усилий, которые находятся на границе его адаптивных возможностей или даже превосходят имеющиеся у него резервы2.

Социально-психологические трудности в прошлом, определяемые историей миграции, проблемы в новой социокультурной среде, вызванные требованиями адаптации и другими сложностями, возникающими после переезда (в частности, мигрантофобией), - все это нередко превышает личностные возможности человека и ставит перед ним проблему выживания. За словами «вынужденный мигрант» стоит личная трагедия, социальное бесправие и социальная уязвимость, тяжелое бремя материальных проблем, постоянный страх за будущее, подорванное здоровье и повышенный риск заболеваний, конфликт с собой и с другими.

В соответствии с Декларацией принципов толерантности, принятой ЮНЕСКО в 1995 году, толерантность определяется как ценность и норма гражданского общества, проявляющаяся в праве быть различными всех индивидов гражданского общества; обеспечение устойчивой гармонии

1 Акаев В.Х., Вок Г. Кавказ в контексте геополитики. Грозный, 2006. С. 34.

2 См.: Солдатова Г.У. Психологическая помощь мигрантам. М., 2002; Солдатова Г.У. Психология беженцев и вынужденных переселенцев. М., 2001.

126 между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами; уважение к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов; готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям и верованиям.

Другая' культура вынуждает мигранта отказаться от прежнего образа жизни, принять иные социальные нормы, правила и способы поведения. Этот процесс называют социокультурной адаптацией (от лат. аёар!айо-приспособление).

Меняется все: от природы и климата до одежды и пищи, от социальных, экономических и психологических отношений с миром и другими людьми до отношений в собственной семье. Самая важная часть изменений — культурные: другой язык, обычаи, ритуалы, нормы и ценности. Даже при благоприятных условиях адаптация — трудный, стрессогенный процесс.

С. Бочнер в 1982 г. выделил четыре категории, которые в настоящее время широко используются для понимания последствий межкультурных контактов, а также для описания- стратегий межкультурного взаимодействия мигрантов: интеграция - аккомодация собственных культурных ценностей и ценностей принимающего общества; ассимиляция — отказ от собственных культурных норм и ценностей и добровольное или вынужденное принятие норм и ценностей другой культуры вплоть до полного в ней растворения; сегрегация - раздельное существование и развитие культурных групп; геноцид - намеренное уничтожение другой группы. На основе выделенных категорий С. Бочнер предложил четыре стратегии адаптации в новой культуре: посредничество»: «посредники» синтезируют особенности двух культур; такая стратегия соответствует процессу интеграции; переход»: «перебежчики» практически переходят в другую культуру, изменяя своей собственной; такая стратегия характерна для процесса ассимиляции; маргинальный синдром»: «маргиналы» остаются? на; границах; двух культур, переживая; в результате: этого тяжелые внутриличностные конфликты; эта стратегия характерна для процесса сегрегации; • шовинизм»: «шовинисты», или «националисты» отрицают чужую культуру1.

Таким образом, проблемы этнической идентичности в нынешних условиях являются актуальными и неоднозначными. Любые политические, социальные, экономические трансформации, происходящие в стране, немедленно отражаются на этнических процессах и приводят к некоторым изменениям национального самосознания у представителей? различных этнических общностей.,

Для современной России в условиях, полиэтничности и поликонфессиональности характерна различная степень проявления ксенофобии, мигрантофобии и религиозной нетерпимости. Обострение межнациональных отношений в стране связано со: многими взаимосвязанными: факторами. Среди них политическая и экономическая нестабильность в стране, сложившаяся в конце XX начале XXI', вв.; локальные конфликты в бывших национальных автономиях, повлекшие за собой трагические последствия; трансформация духовных ценностей и усиление националистических настроений в обществе.

В условиях глобализации происходит кризис идентичности. Сегодня поиск идентичности осуществляется не только на уровне рациональных смыслов, но и с обращением к традиционным установкам.

1 См.: Солдатова Г.У. Психологическая помощь мигрантам. М., 2002. Солдатова. Г.У. Психология беженцев и вынужденных переселенцев. М., 2001.

128

3.2. Субъективные факторы этнической идентификации мигрантов в ракурсе векторного анализа

Современное российское общество переживает период глубинной всесторонней трансформации, находящейся под влиянием различных социальных факторов1. Один из важных среди них - усилившиеся в последние годы миграции населения, в том числе этнические. Они характеризуются в литературе как «совокупность миграционных потоков, в каждом из которых численно преобладают лица с общей этнической самоидентификацией, отчуждающиеся от отпускающего общества и отчуждаемые им, ощущающие угрозу своей этнокультурной безопасности и вынужденные перемещаться из одного государства в другое, чтобы избегнуть этой угрозы»2.

В полиэтнических регионах, к которым принадлежит Саратовская область, взаимодействуют культуры разных этносов, и происходит, с одной стороны, сближение представителей данных культур, а с другой наблюдается утрата этнической идентификации. Последствия этой утраты сказываются на отдельных людях и на обществе в целом. Угроза утраты национальной идентичности представителей тех или иных этносов вызывает необходимость осмысления происходящих в местах их проживания этнокультурных процессов3.

Процесс социальной адаптации мигрантов проходит трудно, неоднозначно. Большие изменения происходят в сознании переселенцев. Ощущение оторванности от исторической родины, осознание культурных различий, страх перед ассимиляцией, мучительные переживания смены профессионального, социального и правового статусов - факторы, которые

1 Петров В.Н. Этнические мигранты и полиэтничная принимающая среда: проблемы толерантности // Социологические исследования. 2003. № 9. С. 84.

2 Панарин С. Центральная Азия: этническая миграция и полиэтнические субъекты воздействия на миграционную ситуацию // Современные этнополитические процессы и миграционная ситуация в Центральной Азии. М., 1998. С. 10.

3 Хайруллина Н.Г. Грани этнической идентификации // Социологические исследования. 2002. №5. С. 121. отрицательно влияют на социальное и эмоционально-психологическое самочувствие мигрантов1.

Новые реалии способствуют как раскрытию творческих возможностей человека, так и приводят к стрессу, шоку из-за переизбытка информации и скорости жизненного темпа при кардинальной смене культурных канонов и экзистенциональных практик. Такие условия жизни могут в качестве «защиты» вызывать самые разные - порой противоположные - реакции и стратегии, мировоззренческие установки. Личность иммигранта становится пространством столкновения различных ценностных систем и поведенческих стереотипов. Мигранты являются наиболее чуткими оценщиками и критиками минимум двух культурных миров: того, что усвоено с детства, и того, что осваивается в настоящий момент, здесь и теперь2.

Нами было проведено социологическое исследование с целью изучения социальной проблемы национальной самоидентификации представителей чеченской диаспоры в г. Саратове. Исследование позволило выявить этнические установки, отражающие уровень и направленность межнациональных отношений, а также этнокультурные стереотипы, включающие представления об отдельных элементах национальной культуры (языка, традиций, обычаев и др.).

Исследование проводилось методом анкетирования. Для более глубокого анализа в дополнение к авторской анкете прилагался тест, направленный на выявление этнической идентичности, отражающий социально-психологический уровень национального самосознания. В исследовании приняли участие 220 человек - представителей чеченской диаспоры, проживающих в г. Саратове.

В качестве основных эмпирических индикаторов национального самосознания в нашем исследовании приняты следующие:

1 Ибрагимов Муса, Ибрагимов Мовсур. Чечня: через круги ада. (Переселения и депортации чеченского народа). Москва, Саратов, 2003. С. 108. См.: Зимовец С.Н. Диаспоры как передний край гуманитарных проблем современности // Внешнеэкономические связи. №1. Март. 2006.

130

1) этническая самоидентификация, включающая представления об этнодифференцирующих признаках;

2) национальный характер на уровне автостереотипов (чеченцы о чеченцах);

3) этнические установки, выявляющие уровень и направленность межнациональных отношений, включая проявление национализма;

4) социокультурные установки, включающие представления и оценочные суждения относительно отдельных элементов культуры (языка, традиций, обычаев).

Эмпирическое исследование перечисленных «срезов» национального самосознания позволяет рассмотреть изучаемый феномен под различными «углами зрения» - социальным, психологическим, культурным, ибо именно на пересечении этих составляющих и формируется национальное самосознание1.

При изучении этноконфессиональной идентичности чеченцев применялся метод индивидуального опроса. Данный социологический метод позволил получить искомую информацию непосредственно от носителя изучаемого явления, т. е. представителя чеченского > этноса, мигрировавшего из Чеченской Республики в г. Саратов. На основе специально разработанной анкеты с четко зафиксированными вопросами проводилось формализованное интервью, при котором интервьюер задавал вопросы и фиксировал ответы респондента. Выбор интервьюирования как основного метода сбора информации объясняется тем, что для достоверного получения данных необходимо установление доверительного контакта с респондентами. Поскольку отбор респондентов осуществлялся по национальному признаку, сбором социологической информации занимался сам исследователь. Известно, что в этносоциологическом исследовании национальность интервьюера заметно влияет на ответы респондента. Интервьюерам, принадлежащим к той же национальности, что и опрашиваемый, даются более «этноцентричные» ответы, нежели

1 См.: Сикевич З.В. Национальное самосознание русских. М., 1996.

131 принадлежащим к другой национальности. В таком случае полученные ответы более откровенны и объективны.

Технология опроса осуществлялась методом «снежного кома», а формирование выборки - по национальному и территориальному признакам. Метод «снежного кома» - интересный подход к отбору «редких» совокупностей. Его идея такова: первоначально идентифицированная небольшая группа членов интересующей социолога совокупности служит источником сведений о других членах этой совокупности, так что выборка постепенно разрастается вширь подобно снежному кому, катящемуся с горы1.

В результате выборка составила 220 человек чеченской национальности, проживающих в г. Саратове. Социальный облик современной чеченской диаспоры сложился под воздействием многопланового комплекса исторических, социальных, политических, культурных, этнических факторов, которые и предопределили его сущностные характеристики.

Социально-демографическая характеристика охваченных опросом чеченцев выглядит следующим образом. По полу саратовские чеченцы - это чаще мужчины, чем женщины: 64% опрошенных - представители мужского пола, 36% - представительницы женского пола. При этом респондентов в возрасте 18-25 лет оказалось 57% от всех опрошенных, 26-33 года — 18% опрошенных, 34-41 год - 15% опрошенных, 42-49 лет - 7% опрошенных, 50-57 лет - 2% опрошенных и 1% респондентов указали возраст 58 лет и более.

Что касается социально-профессиональной структуры респондентов, то в изучаемую совокупность вошло 53% студентов, 13% государственных служащих, 11% специалистов с высшим образованием гуманитарного профиля, 5% специалистов с высшим образованием технического профиля, 4% безработных, 3% предпринимателей, 3% пенсионеров и 2% военнослужащих.

1 См.: Девятко И.Ф. Методы социологического исследования. Екатеринбург, 1998.

На открытый вопрос «К людям, какой национальности Вы себя относите?» все опрошенные ответили, что идентифицируют себя с чеченским этносом. Этот факт, бесспорно, свидетельствует о том, что, несмотря на перемену культурной среды, национальная самоидентификация чеченцев достаточно устойчива. Причем практически все опрошенные (94%) гордятся тем, что являются представителями именно этой национальности. Возможно, главной причиной, обусловливающей этническую идентичность чеченцев, является закономерное проявление этнических чувств в полиэтничном окружении.

Этническая гордость - сложное групповое чувство, выражающее национальное достоинство народа, осознание его вклада в историю, культурное развитие человечества. В свою очередь, чувство этнического достоинства заключается в уважительном отношении к своей этнической принадлежности, к ценностям нормам, идеалам народа, в заботе о сохранении в глазах других народов незапятнанной репутации данной этнической общности1.

Важным и необходимым аспектом своей жизнедеятельности в настоящее время большинство респондентов (93%) считают соблюдение народных обычаев и традиций. Высокий уровень стабильности и сохранения традиционного образа жизни чеченцев можно объяснить тем, что трансформация устоев и правил чеченского этноса всегда проходила значительно сложнее по сравнению с другими кавказскими народами.

Свое отношение к межнациональным бракам респонденты выразили по-разному. Так, на вопрос «Согласны ли Вы с тем, что если в семье супруги разных национальностей, то это, скорее всего, осложнит взаимопонимание?», почти половина (48%) опрошенных ответили, что это зависит от внутренней культуры супругов, 17% процентов респондентов считают, что это зависит от национальностей супругов, 12% мигрантов уверены, что взаимопонимание в межнациональном браке зависит от обстоятельств, 12% респондентов

1 Чернявская Ю.В. Роль этнической самооценки в самосознании народа // Личность. Культура. Общество. 2001.Т.Ш.Вьш. 4 (10). С. 274.

133 выделили образовательный уровень супругов как один из доминирующих факторов, влияющих на внутрисемейные отношения представителей разных этносов. И, наконец, 11% всех опрошенных считают, что в таком браке взаимопонимание будет осложнено независимо от каких-либо причин. Такие данные позволяют предположить, что внутренняя культура1 чеченцев, основанная на нравственных и моральных ценностях, является главным регулятором не только поведенческих действий индивида, но и влияет на отношение к межнациональным бракам. Также можно отметить явную категоричность в оценке отношения к таким бракам.

В этой связи можно привести данные переписи 1989 г., доля моноэтничных семей среди всех семей чеченцев составляла 88,5% по РСФСР и 93,7% в Чечено-Ингушетии. Всего в республике в 1989 г. 735 тыс. чеченцев имели семьи, из них 689 тыс. проживали в моноэтничных семьях1. Следовательно, среди чеченцев и сегодня, спустя 15 лет преобладает нацеленность на создание моноэтнических браков.

Попытка выделить наиболее важные признаки, по которым респонденты определяют национальность человека, показала следующие результаты: почти для 2/3 (63%) опрошенных первостепенное значение имеет происхождение, т. е. национальность родителей, в то время как «по желанию самого человека» определяют национальность 22% респондентов, «по родному языку» - 14% опрошенных и 1% респондентов считает, что национальность следует определять по гражданству. Занимательным является тот факт, что ни один респондент не выбрал вариант ответа: «по анкетным данным». Полученные данные могут говорить о преемственности, приверженности традициям и роли семьи в формировании этнических чувств. См.: Хасбулатова З.И. Межнациональные браки в Чечено-Ингушетии // Новое и традиционное в культуре и быту народов Чечено-Ингушетии. Грозный, 1989.

134

Этноопределяющие признаки респондентов, в % к опрошенным

С целью выяснить, каким образом в сознании людей фиксируется и рационализируется их национальная принадлежность, респондентам предлагалось выделить одно или несколько из шести предложенных суждений, имевших различные смысловые нагрузки (Таблица 2).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Современная неоднозначная этнополитическая ситуация, сложившаяся на Северном Кавказе за последнее десятилетие, оказывает негативное влияние на социальное самочувствие отдельных этнических групп и народов, заселяющих регион. Резкое нарастание межэтнической напряженности в бывшем СССР во второй половине 80-х гг., распад государства, активизация десятков ранее латентных этнических конфликтов, возникновение их новых очагов сформировали в общественном сознании, особенно на Северном Кавказе, образ этнической катастрофы, происшедшей в нашей стране. Северный Кавказ стал ее эпицентром в России. Две войны в Чеченской Республике, в конце XX столетия, повлекли за собой череду волн миграций. Принимающим регионом для вынужденных мигрантов наряду с другими регионами России стала Саратовская область. Исследование проблем социокультурной и этноконфессиональной идентичности чеченских мигрантов позволяет сделать некоторые выводы.

Анализ современных и классических теоретико-методологических концепций (системного, генетического, стадиального, структурно-функционального, структуралистского, социокультурного, социально-антропологического, историко-темпорального) позволил выявить гносеологические возможности различных ракурсов для комплексного исследования этноконфессиональной идентичности мигрантов в полиэтнической среде, где важное место занимает историко-темпоральный подход, предполагающий учет отражения в массовом сознании наиболее значимых социально-исторических ситуаций, сказывающихся на формировании этноса. Он дает возможность более глубоко осмыслить социальные корни и генезис этничности через призму этноисторической, социальной, политической, социокультурной и конфессиональной памяти.

Проведенный анализ позволил предложить авторскую интерпретацию понятия «этническая идентичность», под которой понимается чувство принадлежности индивида к определенной этнической общности через осознание себя частью общей материальной, и духовной культуры, языка, ценностей, традиций, обычаев, исторического прошлого, территории происхождения, этнонима и религии. Это определение позволяет выделить иерархию ее маркеров и критерии, отражающие уровень национального самосознания, в том числе — применительно к чеченскому этносу.

Этничность и религиозность для чеченцев являются, тесно взаимосвязанными, взаимодополняющими, неотделимыми составляющими идентичности. Чеченская идентичность сегодня немыслима вне контекста исламской традиции. Религиозная идентичность чеченских мигрантов органично инкрустирована в этническую идентичность. Этноопределяющим критерием национального самосознания чеченских мигрантов является в большей степени происхождение, нежели желание человека или родной язык. Для них этнодифференцирующими признаками являются особенности национального характера, религиозная принадлежность, национальные обычаи и традиции. Интент-анализ теоретических публикаций показал, что отличительной характеристикой идентичности чеченцев является их сакральное отношение к родине.

Междисциплинарный сравнительный анализ теоретических разработок позволил раскрыть роль эволюции социального развития чеченского этноса в самоконструировании его социокультурной и этноконфессиональной специфики и показал, что процесс становления социокультурного и государственно-политического развития чеченского общества происходил неравномерно, волнообразно и противоречиво. Развитие было осложнено социальными потрясениями, катастрофами, насильственными миграциями, что сказалось на социокультурных особенностях данного этноса: максимальная солидарность, сплоченность, ценность человека, свобода личности, преемственность, традиционность. При этом выявлена разнонаправленность основных векторов формирования идентичности. Внутри общества он имеет вид - семья —> тейп —»этнос.

Социологическая диагностика методологической экспликации неоднозначной этнополитической реальности на Северном Кавказе обнаружила отражение в литературе множества взаимосвязанных факторов (экономических, исторических, геополитических, социально-политических, культурных, демографических) дестабилизации обстановки в регионе и, как следствие, огромные потоки миграции. Авторский анализ выявил поэтапный, разнонаправленный волнообразный характер этого процесса.

Исследование обнаружило разную значимость для чеченцев различных критериев самоидентификации. Большую роль играет маркер этнический (предполагающий определение национальности по происхождению), несколько меньшую роль играют такие критерии как этнокультурный (идентификация на базе этнокультурных традиций) и субъективистский (по желанию самого человека). Таким образом, именно этническая принадлежность является фундаментальной основой существования изучаемой общности и подразумевает естественный характер передачи этнокультурных ценностей от предыдущего поколения к последующему.

На основе междисциплинарного подхода по степени толерантности выявлено многообразие типов этнической идентичности чеченских мигрантов в полиэтнической среде: позитивная (доминирует), этноцентричная, этнодоминирующая идентичность, этнический фанатизм, этническая индифферентность, этнонигилизм, амбивалентная идентичность. Каждый из этих типов наполнен особенностями межэтнического и внутриэтнического взаимодействия и отражает субъективное состояние этнических мигрантов. Однако социологический анализ выявил изменения позитивной идентичности как в сторону этнической индифферентности, которая предполагает безразличное отношение к национальности, так и в направлении этноцентрической идентичности. Трансформации этнической идентичности являются следствием благоприятного или неблагоприятного взаимодействия мигрантов с полиэтничным окружением.

Полученные данные демонстрируют специфические характеристики внутриэтнического взаимодействия чеченских мигрантов в Саратовском регионе - патриотическая сакральность, высокая степень преемственности поколений, стремление к сохранению национальной самобытности, традиционность, а также высокий уровень взаимопомощи, взаимовыручки, что свидетельствует об их сплоченности и взаимной интегрированности, которая служит фактором успешной адаптации в мультикультурном социальном пространстве. При этом в процессе самоидентификации мигрантов доминирует трансформированный внешнеориентированный вектор: конфессия —»этнос —»тейп —»семья.

Анализ использования чеченского языка во внутриэтническом общении указывает на то, что вектор социолингвистической динамики направлен на сохранение родного языка.

Основными этнодифференцирующими критериями, по которым происходит размежевание чеченцев от представителей другой национальности (по их мнению), являются особенности национального характера и религиозная принадлежность, что выявило тесную органичную взаимосвязь этнической и конфессиональной идентичности. Конфессиональная принадлежность воспринимается представителями чеченского этноса как неотъемлемая составная часть этнической идентификации.

Однако степень этого критерия различается у разных возрастных категорий. Для старшего поколения это влияние носит скорее подсознательный характер. Наибольшую значимость этот критерий приобретает для возрастной когорты 18-25 лет. По значимости и силе влияния на идентичность выявлена следующая иерархия факторов. На первом месте — социокультурные, на втором — конфессиональные, на третьем социолингвистические.

Обращение к фундаментальным духовным ценностям чеченского народа, сложившимся столетиями, может способствовать укреплению межнационального единства, и сохранению этнической идентичности чеченцев в условиях полиэтнического общества. Даже в условиях глобального мира можно сохранять национальную самобытность. Чеченцы должны стремиться к взаимообогащающему культурному сосуществованию с представителями других этносов.

Теоретические и практические результаты, положения и выводы работы могут использоваться в качестве ориентиров, методологического и методического инструментария дальнейших исследований социальных проблем этноконфессиональной идентичности мигрантов, что имеет важное значение для выработки оптимальной национальной политики, а также ее реализации. Научно обоснованная национальная политика в сочетании с устойчивым ростом экономики, укреплением демократических порядков в каждом регионе страны дает возможность избежать межэтнических конфликтов и гармонизировать межэтнические и межконфессиональные отношения. Результаты исследования могут служить отправной точкой для дальнейшего изучения межнациональных отношений в полиэтнических регионах, для разработки программ, направленных на предотвращение и урегулирование межнациональных конфликтов.

Полученные результаты могут быть полезны специалистами социальной защиты населения по работе с вынужденными переселенцами, психологами, представителями миграционных служб. Материалы работы могут представлять интерес для общеобразовательных учреждений, техникумов, вузов при формировании программ обучения в области этносоциологии, социологии религии, этнопсихологии, социологии миграций, социальной психологии, социальной работы.

Список литературы диссертационного исследования кандидат социологических наук Жемчураева, Седа Шахитовна, 2010 год

1. Абашин С.Н. Исламофобия // Гуманитарная мысль Юга России. 2005. №1.

2. Абашин С.Н., Бобровников В.О., Огудин В.Л. и др. Подвижники ислама: Культ святых и суфизм в Средней Азии и на Кавказе. М., 2003.

3. Абдулатипов Р.Г. Парадоксы суверенитета: перспективы человека, нации, государства. М., 1995.

4. Авксентьев В.А. Северному Кавказу необходима стабилизация этнополитических и этносоциальных отношений // Газета Южный Федеральный. №12 (187). 05-12.04. 2005.

5. Авксентьев В.А. Этнические проблемы Северного Кавказа в контексте общероссийских и мировых этнических процессов // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1998. №2.

6. Авксентьев A.B., Авксентьев В.А. Этнические проблемы современности и культура межнационального общения. Ставрополь, 1993.

7. Авксентьев В.А., Бабкин И.О., Хотинец А.Ю. Конфессиональная идентичность В конфликтном регионе // http://www.religare.iWarticle34075.htm

8. Авксентьев В.А., Гриценко Г.Д., Дмитриев A.B. Динамика регионального конфликтного процесса на Юге России (экспертная оценка) // Социологические исследования. 2007. №9.

9. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие. М., 1990.

10. Академическая и вузовская наука народному хозяйству Чеченской Республики: проблемы восстановления и развития. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М., 2004.

11. Акаев В.Х. Ислам: Социокультурная реальность на Северном Кавказе. Ростов-на-Дону — Грозный, 2004.

12. Акаев В.Х. и др. Концепция государственной национальной политики в Чеченской Республике. Грозный. 2004.

13. Акаев В.Х. Национальная идея чеченцев, (от постановки до разработки) // Независимый институт гуманитарных исследований Чеченской Республики и Чеченское отделение Философского общества России. Грозный, 2005.

14. Акаев В.Х. Нравственно- религиозное учение чеченского суфия Кунта-Хаджи Кишиева // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1995. №2.

15. Акаев В.Х. Суфизм и ваххабизм на Северном Кавказе. М., 1999.

16. Акаев В.Х. Чеченская национальная идея — какая она? Вайнах. 2003. №10.

17. Акаев В.Х. Чеченское общество в поисках геополитической и социокультурной идентичности // Современные проблемы геополитики Кавказа. Ростов-на-Дону, 2001.

18. Акаев В.Х. Шейх Кунта-Хаджи. Жизнь и учение. Грозный, 1994.

19. Акаев В.Х., Вок Г. Кавказ в контексте геополитики. Грозный, 2006.

20. Акаев В.Х. Традиционный ислам и ваххабизм (К религиозно-политической ситуации в Чечне) // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2001. №2.

21. Алексеёнок A.A. Социальная адаптация вынужденных мигрантов в условиях трансформаций современного российского общества. Орёл. 2009.

22. Арберри А. Дж. Суфизм. Мистики ислама. М., 2002.

23. Арсалиев Ш. М-Х. Этнопедагогическое наследие чеченцев. М., 1998.

24. Артемьев А. И. К дискуссии об этноконфессиональной идентичности // http://www.religiopoHs.org/publications/360-k-diskussii-ob-ethnokonfessionalnov-identichnosti-arfar-artemyev.html

25. Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. М., 1989.

26. Арутюнян Ю.В. Армяне в Москве // Социологические исследования. 2001. №11.

27. Арутюнян Ю.В. Москвичи: этносоциологическое исследование. М., 2007.

28. Арутюнян Ю.В. О симптомах межэтнической интеграции в постсоветском обществе (по материалам социологического исследования в Москве) // Социологические исследования. 2007. №7.

29. Арутюнян Ю.В. и др. Этносоциология: Учебное пособие для вузов. М., 1998.

30. Арутюнян Ю.В. Об этнических компонентах российской идентичности // Социологические исследования. 2009. №6.

31. Арутюнян Ю.В. Армяне-россияне сквозь призму этносоциологии // Социологические исследования. 2010. №3.

32. Арье Марин. Кто мы, куда мы идем? // ЬЦр :/Ау\у\у. {е\у. spb.ru/ апи/А240/А240-61 .Ыт

33. Аствацатурова М.А., Д. Тэпс. Чеченская диаспора в России // Социологические исследования. 1999. №2.

34. Ачкасов В.А. Этническая идентичность в ситуациях общественного выбора // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Том 2. №1 (5). С. 50.

35. Басханова Л. С-Э. Чечня: общественное мнение в условиях этнополитического конфликта. Ростов-на-Дону, 2004.

36. Бауман 3. Идентичность в глобализирующемся мире. 2003.

37. Берже А.П. Выселение горцев с Кавказа // Русские авторы XIX века о народах Центрального и Северо Западного Кавказа. Нальчик, 2001.

38. Боброва Е.Ю. Основы исторической психологии//СПб., 1997.

39. Бобылева Е.А. Формирование этнорелигиозной толерантности в современной России (региональный аспект). Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. социол. наук. Саратов, 2005.156

40. Богоявленский Д. Этнический состав населения России // Население и общество. 1999. Ноябрь. № 41.

41. Бор Н. Избранные научные труды. Т. II. М., 1997.

42. Бородин С. Стражи национальной самоидентификации народов // http://staretz.narod.ru/Rounu/straii nasionalnoy-samoidettifikasii narodov.htm

43. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983.

44. Бухараев Р. Дорога Бог знает куда (Великий джихад). СПб., 1999.

45. Валеева А.Ф. Теоретико-методологические проблемы исследования'языкового поведения в полиэтническом обществе. Автореф. на соискан. уч. степ. докт. социол. наук. Саратов, 2004.

46. Варданян М.А. Психологическая трансформация этнической идентичности мигранта-армянина (на примере мигрантов-армян) // http://www.narodru.ru/articles 1518.html

47. Вебер М. Избранные произведения / Пер. с нем. М., 1990.

48. Вебер М. Отношения этнической общности. Журнал социологии и социальной антропологии. 2004. Том VII. №2.

49. Вейн A.M., Каменецкая Б.И. Память человека. М., 1973.

50. Викулов A.M. Национальная политика в полиэтническом регионе Российской Федерации. Дисс. на соиск. уч. степ. докт. социол. наук. Саратов, 2004.

51. Викулов A.M. Региональная национальная политика в современной России. Саратов, 2003.

52. Винер Б.Е. Этническая идентичность у крупнейших меньшинств современного Санкт-Петербурга (по результатам полевого исследования 1997-1998 гг.) // Мир России. 1999. №1.

53. Волкогонова О.Д., Татаренко И.В. Этническая идентификация русских, или искушение национализмом,// Мир России. 2001. №2.

54. Воронков. В., Чикадзе Е. Ленинградские евреи: этничность и контекст //Биографический метод в изучении постсоциалистических обществ /Под ред. В. Воронкова и Е. Здравомысловой. СПб., 1997.

55. Гаврилов Ю.А., Кофанова E.H., Мчедлов М.П:, Шевченко А.Г. Сфера политики и межнациональные отношения в восприятии религиозных общностей // Социологические исследования. 2005. №6.

56. Гадаев В.Ю. Современная чеченская молодежь: поиск духовных ориентиров. Назрань, 2005.

57. Ганжа А.О., Зотов A.A. Гуманистическая социология Флориана Знанецкого // Социологические исследования. 2002. № 3.

58. Гегель Л.А., Фролова Ю.С. Этноконфессиональные особенности южнороссийского региона // Социологические исслелования. 2007. №2.

59. Гительман Ц., Червяков В., Шапиро В. Национальное самосознание российских евреев // Диаспоры. 2000. №3.

60. Головнева Е.В. Ценностные ориентации этноса: формирование и способ существования // http://www.promgups.ru/publisher/txtl/more.php?more-9

61. Гриценко В.В. Вынужденные переселенцы и наркогенная субкультура: мифы и реальность. Балашов, 2002.

62. Гриценко Г.Д., Маслова Т.Ф. Мигранты в новом сообществе: адаптация и/или интеграция // Социологические исследования. 2010. №5.

63. Губогло М.Н. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки. М., 2003.

64. Губогло Н.М. Предпосылки изучения национальной ситуации в СССР // Национальные процессы в СССР. М., 1991.

65. Гузенкова Т.С. Гуманитарная интеллигенция нерусской национальности в Москве: проблема идентичности // Мир. России. 1998. №1-2.

66. Гумилев Л.Н. От Руси до России. Очерки этнической истории. М., 2001.

67. Гумилев Л.Н. География этноса в исторический период. Л., 1990.

68. Гумилев Л.Н. Психологическое несходство этносов // Психология национальной нетерпимости. Минск, 1998.

69. Гурьянова JI. С. Трансформация миграционных потоков в современной России. Автореф. на соиск. уч. степени канд. Социолог. Наук. Саратов. 2007.

70. Данилова E.H. Изменения в социальных идентификациях населения России, 1992-1998. Социологический журнал, 2000. №4.

71. Дауев С. Чечня: коварные таинства истории. М., 1999. С. 185.

72. Девятко И.Ф. Методы социологического исследования. Екатеринбург, 1998.

73. Дегоев В.В. Большая игра на Кавказе: история и современность. М., 2003.

74. Денисова Г. С., Радовель М.Р. Этносоциология. Ростов-на-Дону, 2000.

75. Джунусов М.С. О мере своеобразия национальных культур // Социологические исследования. 2002. №5.

76. Джуссоев Р.И. О национальной идентификации осетин // Социологические исследования. 2005. №9.

77. Дзадзиев А. Современные миграционные процессы в республиках Северного Кавказа //http://www.etnosrera.ru/ecentr.php?

78. Драгунский Д.В. Этнополитические процессы на постсоветском пространстве и реконструкция Северной Евразии // Полис. 1995. №3.

79. Добаев И.П. Исламский фактор в этнополитических процессах на Северном Кавказе // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1998. №2.

80. Дороченков А.И. Русские между прошлым и будущим // Русская ментальность как социально-философская проблема на рубеже XX-XXI веков. Материалы Международной научно-технической конференции. 13-15 мая 1998. Орел. ГТУ. 1998.

81. Дробижева Л.М., Арутюнова Е.М., Кузнецов И.М., Рыжова С.В., Щеголькова Е.Ю. Российская идентичность в Москве и регионах / Отв. ред. Л.М. Дробижева. М., 2009.

82. Дробижева Л.М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветском пространстве. М., 2003.

83. Дробижева Л М Толерантность и проблемы интеграции многокультурных сообществ // Вестник Института Кеннана в России. 2009. Выпуск 16.

84. Дудченко О. Н., Мытиль А. В. Социальная идентификация и адаптация личности // Социальная идентификация личности / Под ред. В. А. Ядова. М., 1994.

85. Дюркгейм Э. Метод социологии. М., 1991.

86. Дюркгейм Э. Самоубийство: социологический этюд. М., 1993.

87. Ежов О.Н., Кузнецов П.С. Жизненный путь и социальная адаптация личности / Под ред. В.Н. Ярской. Саратов, 1996.

88. Жданов Ю.А. Солнечное сплетение Евразии // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1998. №2.

89. Жаде З.А. Региональная идентичность с точки зрения геополитики // http://www.vestnik.advgnetru/files/2006.4/380/гИас1е200б 4.pdf

90. Жаде З.А. Геополитическая идентичность России в условиях глобализации. Автореф. на соиск. докт. полит, наук. Ростов-на-Дону, 2007.

91. Житников И.В. Социальные аспекты миграции населения // Сборник научных статей по материалам региональной конференции «Социальная политика реалии XXI века: региональный аспект». Кисловодск, 2003.

92. Задворнов И.А. Северный Кавказ: этнополитические и религиозные особенности социокультурной идентичности // Социологические исследования. 2000. №8.

93. Зарецкий Ю. История, память, национальная идентичность // Неприкосновенный запас. 2008. №3.

94. Зарипов А.Я. Общие проблемы этногенеза и научная теория // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. №4.

95. Заславская Т.И. К методологии системного изучения деревни // Социологические исследования. 1975. №3.

96. Зимовец С.Н. Диаспоры как передний край гуманитарных проблемIсовременности //Внешнеэкономические связи. №1. Март. 2006.

97. Зиновьев Д.В. Социокультурная толерантность ее сущностные характеристики // http://librarY.sibstu.kts.ru/paracligma/l/l 1 .htm

98. Зиятдинова Ю.Е. Ноосфера культурных потребностей: социокультурный феномен. Автореф на соиск. уч. степ. докт. социол. наук. Майкоп, 2010.

99. Ибрагимов М.М. Миграция и политика. Формирование и реализация государственной миграционной политики России в 1990-е гг. Саратов, 2003.

100. ЮО.Ибрагимов Муса, Ибрагимов Мовсур. Чечня: через круги ада. (Переселения и депортации чеченского народа). Москва, Саратов. 2003. 101 .Идрис Шах. Путь суфиев. М., 1993.

101. Из истории суфизма: источники и социальная практика. Ташкент, 1991.

102. ЮЗ.Иса Абдуль-Кадыр. Истина суфизма. М., 2004.

103. История психологии в лицах: персоналии. Под общей ред. Петровского А. В., редактор-составитель Карпенко Л.А., ПЕР СЭ, М., 2005.

104. Каландаров Т. Жизненные стратегии и проблема сохранения этноконфессиональной идентичности памирцев в иноэтничном окружении (на примере Москвы и Московской области) // www.centrasia.ru

105. Юб.Калиева А.Т. Этнические ценности как объект социально-гуманитарного познания // Вестник ОГУ. 2009. №7(101).

106. Касымова З.И. Истоки, социальная сущность и причины распространения суфизма // Из истории суфизма: источники и социальная практика. Ташкент, 1991.

107. Касьянова К. О русском национальном характере. М., 2003.

108. Кашурко С. Каратели // Журнал ДОШ. 2004. №3.

109. Китаев-Смык Л.А. Зикр, дарующий прозрение и силу // Наука и религия. 1996. №4.

110. Ш.Кисриев Э. Ислам как политический фактор в Дагестане // Центр. Азия и Кавказ. 2000. №5 (11).

111. Климова С. Г. Социальная идентификация в условиях общественных перемен // Человек. 1995. № 3.

112. Ключевский В.О. Курс русской истории Ч.1.М., 1987.

113. Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. М., 1890. Т. 1-2.

114. Ковалевский М.М. Политическая программа нового союза народного благоденствия. Спб., 1906.11 б.Ковалевский М.М. Современный обычай и древний закон. М., 1886.

115. Ковалевский М.М. Социология. В 2-х т. Т.1. Спб., 1997.

116. Ковалевский М.М. Сравнительно-историческое правоведение и его отношение к социологии. Сборник по общественно-юридическим наукам. Вып. 1. Спб., 1899.

117. Ковалевский М.М. Этнография и социология. М., 1904.

118. Колосов Л.Н. Славный Бейбулат. Грозный, 1991.

119. Конституция (основной закон) Союза Советских Социалистических республик. М., 1990.

120. Коппитерс Б. Введение. Грузины и абхазы // Путь к примирению. М., 1998.

121. Коротеева В.В. Теории национализма в зарубежных социальных науках. М., 1999.

122. Койчуев А. Д. Историческая и духовная общность народов Северного Кавказа — основа для сохранения мира и стабильности в регионе // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1998. №2.

123. Коркмазов А.Ю. Этнополитические процессы на Северном Кавказе: проблемы и пути их разрешения // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1998. №2.

124. Кочетков В.В. Психология межкультурных различий. М., 2002.

125. Кривицкий К.В. Религиозный фактор в этнополитической ситуации на Северном Кавказе // Религия и политика в современной России. М., 1997.

126. Кудаева С.Г. Огнем и железом. Вынужденное переселение адыгов в Османскую империю (20-70 гг. ХГХ в.). Майкоп, 1998.

127. Ибрагимова З.Х. Эмиграция чеченцев в Турцию (60-70 гг. XIX в.). М., 2000.

128. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурнуюпсихологию. М., 1999.i

129. Лебедева Н.М. Этническая идентичность и самосознание // http://www.volny.eduysoclab/documents/61 Etnicheskaya identichnost Lebedeva.html

130. Лебок Дж. Начало цивилизации и первобытное состояние человека. СПб., 1871.

131. Логинов A.B. Власть и вера. М., 2005.

132. Лосский Н.О. Характер русского народа // Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. М., 1991.

133. Магомедов Р. Великий чеченец — эвлия Кунта-Хаджи Кишиев // Журнал Нана. 2004. № 6-7.

134. Малашенко А. Бродит ли призрак «исламской угрозы». Московский центр Карнеги. Рабочие материалы. 2004. №2.

135. Малашенко А. Исламские ориентиры Северного Кавказа. М., 2001.

136. Малашенко А. Каким нам видится ислам. Стереотипы восприятия // http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=l 161057840

137. Малашенко А. Мусульмане в начале века: надежды и угрозы. Московский центр Карнеги. Рабочие материалы. 2002. №7.

138. Мартынов М.Ю. Заметки о понятиях «национализм» и «патриотизм» // Социологические исследования. 2009. №11. С. 139.

139. Маслова Т.Ф. Социальное самочувствие вынужденных переселенцев // Социологические исследования. 2007. №4.

140. Миграционная ситуация в России: социально-политические аспекты // Сборник статей. Программа по исследованию миграции. Вып. IV. Под ред. Ж.А. Зайончковской. М., 1994.

141. Миграция в России. 2001. №1-2.

142. Мид М. Культура и мир детства. Сост. и предисл. И.С.Кона. М., 1988.

143. Мир в Чечне через образование (материалы международного симпозиума, г. Сочи, 23-26 сентября 2002 г.). М., 2003.

144. Миронов Б.Н. Еврейская диаспора в России (по материалам всероссийской переписи 2002 г.) // Социологические исследования. 2007. №5.

145. Мирский Г. Исламская цивилизация в глобализирующемся мире // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №6.

146. Моисеев H.H. Алгоритмы развития. М., 1987.

147. Мчедлов М.П., Гаврилов Ю.А., Кофанова E.H., Шевченко А.Г. Конфессиональные особенности религиозной веры и представлений о ее социальных функциях. Социологические исследования. 2005. №6.

148. Мчедлов М.П. Религиоведческие очерки. Религия в духовной и общественно-политической жизни современной России. М., 2005.

149. Мчедлов М.П. Религиозная идентичность. О новых проблемах в межцивилизационных контактах // www.religare.ru/article34079.htm;

150. Мчедлова М.М. Роль религии в современном обществе. Социологические исследования. 2009. №12.

151. Мухаммедходжаев А. Гносеология суфизма. Душанбе, 1990.

152. Назарова Елена Александровна. Внешние мигранты в Москве и их влияние на современные социальные процессы Автореф. на соиск. уч. степ, докт. социол. наук. М, 2010.

153. Нартов H.A. Геополитика: учебное пособие для вузов. М., 2004.

154. Национально-гражданские идентичности и толерантность. Опыт России и Украины в период трансформации / Под редакцией JI. Дробижевой, Е. Головахи. Киев, 2007.

155. Национальный вопрос в городском сообществе. Социокультурные характеристики межнациональных отношений в большом уральском городе на исходе XX века. Пермь, 2003.

156. Нельга А. Этнический состав и этническая структура общества: попытка уточнения понятий // Социология: теория, методы, маркетинг. 2009. № 1.

157. Новейший словарь иностранных слов и выражений. Минск, М., 2001.

158. Нурбахш Джавад. Психология суфизма. М., 1996.

159. Основные показатели социально-экономического положения Российской Федерации в I полугодии 2000 года // Российская газета.2000. 1 августа.

160. Панарин A.C. Политология. М., 1997.

161. Панарии С. Центральная Азия: этническая миграция и полиэтнические субъекты воздействия на миграционную ситуацию // Современные этнополитические процессы и миграционная ситуация в Центральной Азии. М., 1998.

162. Парсонс Т. Социальное взаимодействие. М., 1998.

163. Петров В.Н. Этнические мигранты и полиэтничная принимающая среда: проблемы толерантности // Социологические исследования. 2003. №9.

164. Петров В.Н. Этнические миграции в современной России: детерминанты и типология // Социологические исследования. 2009. №10.

165. Платонов С.Ф. Учебник русской истории. М., 2003.

166. Поль Микаэла. Неужели эти земли нашей могилой станут? // Объединенная газета. Декабрь, 2004. №23.

167. Полянский B.C. Историческая память в этническом самосознании народов // Социологические исследования. 1999. №3.

168. Попков Ю.В., Костюк В.Г., Тюгашев Е.А. Народы Сибири в социокультурном пространстве Евразии: ценностные предпочтения и этнические установки // Социологические исследования. 2007. №5.

169. Порохова В.М. Ислам как он есть // Россия и современный мир. 1995. №2.

170. Поршнев Б.В. Социальная психология и история. М., 1979.

171. Пути мира на Северном Кавказе. Независимый экспертный доклад /Под ред. A.A. Тишкова. М., 1999.

172. Разинский Г.В. Евреи российской провинции: штрихи к социальному портрету // Социологические исследования. 1997. №10.

173. Ротарь И. Ислам и война. М., 1999.

174. Российская идентичность в Москве и регионах / Отв. ред. JIM. Дробижева. М., 2009.

175. Россия и мир в 2020 году. М., 2005.

176. Рязанцев С.В. Демографическая ситуация на Северном Кавказе //

177. Социологические исследования. 2002. №1.1бб

178. Рязанцев C.B. Этнические мигранты на Ставрополье // Социологические исследования. 2000. №7.

179. Сарсавин Л.П. Философия истории. Спб., 1993.

180. Сикевич З.В. Этносоциология: национальные отношения и межнациональные конфликты. Спб., 1994.

181. Сикевич З.В. Национальное самосознание русских. М., 1996.

182. Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. Спб. 1999.

183. СинелинаЮ.Ю. Православные и мусульмане: сравнительный анализ религиозного поведения и ценностных ориентаций // Социологические исследования. 2009. №4.

184. Скворцов Н.Г. Проблема этничности в социальной антропологии. Спб., 1996.

185. Смирнов В.Н. Некоторые проблемы геополитической напряженности на Кавказе и Россия // Кавказ: проблемы геополитики и национально-государственных интересов России. Ростов-на-Дону, 1998.

186. Солдатова Г.У. Психология беженцев и вынужденных переселенцев. М., 2001.

187. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.

188. Солдатова Г.У. Психологическая помощь мигрантам. М., 2002.

189. Солдатова Г.У. Психологическое исследование этнической идентичности. М., 1997.

190. Сорокин П.А. Дальняя дорога. Автобиография (пер. с англ., общая ред., предисловие и примечание A.B. Липского). М., 1992.

191. Сорокин П. Социокультурная динамика и эволюционизм // Американская социологическая мысль. М., 1996.

192. Сорокин П. Общедоступный учебник социологии: Статьи разных лет. М., 1994.

193. Социология межэтнической толерантности / Отв. ред. Л.М. Дробижева. М., 2003.

194. Социализация посредством языка // http://ethnopsvhologv.narod.ru/studv/sociali2ation/languige.htm

195. Степанянц М.Т. Этноконфессиональные процессы в современной России // Религия и идентичность в России. М., 2003.

196. Стабильность и конфликт в российском приграничье. Этнополитические процессы в Сибири и на Кавказе. М, 2005.

197. Старовойтова Г.В. Этническая группа в современном советском городе // социологические очерки. Л., 1987.

198. Старовойтова Г.В. Этнические особенности поведения и внешности в восприятии горожан // Этнические стереотипы поведения. Л., 1985.

199. Сулейманов Э. Общество и менталитет чеченцев // http://www■watchdog■C77index.php?show^000Q00-000015-00000б&lang=2

200. Суханов И. В. Обычаи, традиции и преемственность поколений. М., 1976.

201. Сысоев Е.В. Толерантность этнически неоднородного сельского населения и типология ее носителей // Социологические исследования. 2006. №3.

202. Таболина Т.В. Этническая проблема в современной американской науке (критический обзор основных этносоциологических концепций). М., 1985.

203. Татарко А.Н. Взаимосвязь этнической идентичности и этнической толерантности в кросс-культурной перспективе // Журнал прикладной психологии. 2002. №4-5.

204. Татунц С.А. Уроки М.М. Ковалевского и Российский Кавказ // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 18. Социология и политология. 2001. №2.

205. Татунц С.А. Этносоциология: проблемы, перспективы преподавания // Вестник Московского Университета. Серия 18. Социология и политология. 2000. №1.

206. Темботов А.К. Как сохранить биоразнообразие горного Кавказа // Вестник РАН. 1998. Т. 68. №8.

207. Темботов А.К., Темботова Ф.А., Тхагапсоев Х.Г. Концептуальная модель интеграции фундаментальной науки и образования по горной экологии // Биологическое разнообразие Кавказа. Сухуми, 2000.

208. Тираспольский JI. Можно ли понять, что такое суфизм? // Наука и религия. 1996. №6.

209. Тишков В.А. Концептуальная эволюция национальной политики в России // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. М., 1996. № 100.

210. Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997.

211. Тишков В.А. Общество в вооруженном конфликте (этнография чеченской войны). М., 2001.

212. Токарев С. А. Проблема типов этнических общностей (к методологическим проблемам этнографии) // Вопросы философии. 1964. №11.

213. Толерантность и культура межнационального общения / Учебно-методическое пособие (для студентов вузов). Краснодар, 2009.

214. Томас У., Знанецкий Ф. Методологические заметки // Американская социологическая мысль. Тексты / Под ред. В.И. Добренькова. М., 1994.

215. Тримингем Дж. С. Суфийские ордены в Исламе. М., 1989.

216. Тухватуллин P.M. Язык как национальная ценность // Социологические исследования. 1997. №8.

217. Фадеев P.A. Кавказская война. М., 2003.

218. Федотова H.H. Кризис идентичности в условиях глобализации // http://courier.com.ru/homo/ho06Q3fedotova.htm

219. Фэрис Э. Социология религиозной борьбы // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 11, Социология: РЖ. 2010. №1.

220. Хайруллина Н.Г. Грани этнической идентификации // Социологические исследования. 2002. № 5.

221. Хасбулатов Р. Чужие (Историко-политический очерк о чеченцах и об их государственности). М., 2003.

222. Хасмагомадов Э.Х. Кризис национальной идентичности или зачем нам нужна чеченская идея? // Голос Чеченской Республики. Сентябрь 2004 года. №17.

223. Хисматулин A.A. Суфизм. Спб., 1999. Габуния Г.Р. Суфизм: возникновение и сущность // Религия и атеизм: история и современность. Махачкала, 1992.

224. Хотинец В.Ю. Этническое самосознание. Спб., 2000.

225. Хунагов Р.Д., Шадже А.Ю. Кавказский фактор в современной России // Социологические исследования. 2001. № 3.

226. Хухлаев O.E. Москвичи глазами мигрантов из Чечни: атрибуция межнациональных отношений // http://www.ethnonet.ru/ru/pub/2702-06.html

227. Челак С., Эмерсон М., Точчи Н. Пакт стабильности для Кавказа // Центр Европейских политических исследований. 2000.

228. Черноус В.В., Цихоцкий С.Э. Кавказский вопрос в истории российской геополитики // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1998. №2.

229. Чернявская Ю.В. Роль этнической самооценки в самосознании народа// Личность. Культура. Общество. 2001.T.III. Вып. 4(10).

230. Чеченцы: история и современность. М., 1996.

231. Чечня в XXI веке: как сохранить нацию в глобализирующемся мире // Вестник ЛАМ. 2003. №5.

232. Чечня: от конфликта к стабильности (проблемы реконструкции). М., 2001.

233. Чиженькова К. Взаимодействие Саратовской области и Чеченской Республики как фактор стабильности Российской Федерации // Регион глазами студентов: Сб. науч. работ студентов / Под ред. проф. Н.В. Шахматовой, доц. И.А. Бегининой. Саратов, 2004. Вып.4.

234. Шадже А.Ю., Дамениа О.Н. Динамика социокультурных трансформаций на Северном Кавказе // Социально-гуманитарные знания: 2002. №4.

235. Шадже А.Ю., Шеуджен Э.А. Северокавказское общество: опыт системного анализа. Москва-Майкоп. 2004.

236. Шадже А. Ю. Феномен этничности в кавказской культуре // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2000. №2.

237. Шадже А.Ю. Этнические ценности как философская проблема. Москва Майкоп, 2005.

238. Шеманов А.Ю. Самоидентификация человека и культура. М., 2007.

239. Шпак JI.JI. Социокультурная адаптация в советском обществе. Красноярск, 1991.

240. Шуман Г., Скотт Ж. Коллективная память поколений // Социологические исследования. 1992. №2.

241. Щитова H.A. Социально-экономическая адаптация мигрантов: пути и способы трансформации образа жизни // www.migrocenter.ru/publ/konfer/kavkaz/m kavkaz063.php

242. Южанин M.А. О социокультурной адаптации в иноэтнической среде: концептуальные подходы к анализу // Социологические исследования. 2007. №5.

243. Эдельбиев М. Традиционная форма чеченской государственности. Мехка-кхеташо и Мехка-кхел // http://www.russ.ru/politics/20020920-ed.html

244. Эриксон Э. Идентичность и неукорененность в наше время // Философские науки. 1995. № 5-6.

245. Эрнст Карл В. Суфизм. М., 2002. Инайят-Хан. Суфийское послание о свободе духа. Спб., 1991.

246. Этносоциальные проблемы города. М., 1986. С. 11. Цит. по: Северный Кавказ: человек в системе социокультурных связей. Спб., 2004.

247. Этносоциологические исследования в Республике Татарстан: Сб. науч. статей / Сост. и ред. Р.Н. Мусина, JI.B. Сагитова. Казань, 2008.

248. Эхаева P.M. Воспитательный потенциал духовно-нравственных традиций и обычаев вайнахов / Р. М. Эхаева // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2008. №5.

249. Южанин М.А. О социокультурной адаптации в иноэтнической среде: концептуальные подходы к анализу // Социологические исследования. 2007. №5.

250. Ддов В. А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Социальная идентификация личности. М., 1993.

251. Ядов В. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России. 1995. №3-4.

252. Яхиев С. Зикр // Наука и религия. 1996. № 6.

253. Etzioni A. Next. The Road to the Good Society. N.Y., 2001 // http://courier.com.ru/homo/ho0603fedotova.htm

254. Friedman Th. The Lexus and the Olive Tree. Understanding Globalization. N.Y., 2000 // http://courier.com.ru/homo/ho0603fedotova.htm

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.